Вторник, 23 апреля 2024 17:22

Самую строгую колонию России будут проверять после сообщений о пытках

ФСИН начала проверку после жалоб осуждённых на пытки в ИК №6 «Черный дельфин»

Юрий Тутов/ТАСС

ФСИН проверит, как содержат преступников в самой строгой колонии России для пожизненно осуждённых — «Черном дельфине». Заключённые жалуются на жестокие избиения и пытки. Оценить ситуацию в ИК №6 попросила омбудсмен Татьяна Москалькова после информации члена СПЧ Евы Меркачевой о садистах среди сотрудников колонии. В «Черном дельфине» отбывают наказание маньяки, педофилы и террористы. Подробности — в материале «Газеты.Ru».

Федеральная служба исполнения наказаний направила комиссию проверить жалобы на избиения и пытки в колонии для пожизненно осуждённых (ИК №6) «Черный дельфин», сообщил директор ФСИН Аркадий Гостев.

«Направили туда комиссию из центрального аппарата, чтобы на месте объективно посмотреть, убедиться — так это или нет», — сказал он.

Оценить происходящее в колонии попросила 22 апреля уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова. Она получила соответствующее обращение о неправомерных действиях сотрудников «Черного дельфина».

«Обратилась в Генпрокуратуру России с просьбой провести проверку. Взяла ситуацию на особый контроль», — отчиталась Москалькова.

Резонанс вокруг колонии подняла журналистка, член Совета при президенте по правам человека Ева Меркачева. Она написала колонку об этом исправительном учреждении 20 апреля в газете «Московский комсомолец», опросив заключённых в «Черном дельфине».

«Из того, через что я прошел: поза «ласточки» от подъёма до обеда, от обеда до ужина, от ужина до отбоя (сами посчитайте, сколько это часов не разогнувшись). Тех, кто недостаточно широко, по их мнению, расставляет ноги, бьют по конечностям… Заставляли прыгать. Мне говорили, что в ИК такие правила — что скажут, то и делать. Угрожали засунуть дубинку в задний проход», — поделился один из зэков.

Другой бывший осуждённый рассказал, что перед возвращением в «Черный дельфин» (с других этапов или следственных действий) люди специально голодают. Они знают, что в колонии ждёт «приемка» — жестокое избиение, от которого человек не выдерживает и невольно испражняется.

«Любое мельчайшее бытовое заявление рассматривалось как посягательство на режим. Способов воздействия есть множество. Например, опустить осуждённого в тазик с водой и в этот момент к гениталиям присоединить ток… Или отбить ноги дубинками.

Вены лопаются, конечности становятся как сплошная синяя гематома. Потом отек опускается вниз и ноги в ботинки не влезают. А сверху человек выглядит вроде бы нормально. Я лично видел такие ноги — ужас», — описывает адвокат, работавший с заключёнными этой колонии.

Со слов респондентов Меркачевой, сотрудники выключают нагрудные видеорегистраторы или пользуются слепыми пятнами в общей системе видеонаблюдения. «Сам факт видеозаписей не панацея. Они ведь находятся под контролем руководства учреждения», — говорит адвокат.

Опрошенный юрист отправил в СК и прокуратуру подробный список арестантов, избитых в «Черном дельфине» в этом году. Он также направил обращение Москальковой.

При этом юрист указал на бесполезность жалоб в прокуратуру Оренбургской области, где находит ИК №6. Заключённые уже пробовали связаться с ней, но за это их наказывали ещё больше. Вдобавок региональный уполномоченный по правам человека Анатолий Чадов связан с руководством колонии. Он назначил от себя курировать вопросы прав человека в «Черном дельфине» бывшего замначальника этой же колонии Александра Губарева (по другой информации, Губарев был начальником отдела безопасности).

«Рассчитывать на то, что бывший руководитель самой суровой тюрьмы в России стал настоящим правозащитником, можно, но звучит это немного фантастически», — отметила Меркачева в своей статье.

Кто сидит в «Черном дельфине»

Это самая большая колония подобного типа в России. Находится в городе Соль-Илецк рядом с озером Развал. В ней отбывают пожизненный срок маньяки, педофилы, террористы, организаторы ОПГ. Среди известных арестантов Ильназ Галявиев из Казани, «Тольяттинский потрошитель» Олег Рыльков (изнасиловал 37 девочек), террористы, взорвавшие дом в Буйнакске в 1999 году и Черкизовский рынок в 2006-м.

В «Черный дельфин» специально отправляют тех, кто несговорчив со следствием или ФСИН, подчеркнула Меркачева.

«Те, кто был недоволен условиями содержания в других колониях для пожизненного заключения, кто продолжает оспаривать в суде свои приговоры, кто отказывается добровольно писать явки с повинной по новым преступлениям», — перечислила правозащитница.

Максимально колония может принять до 1,6 тыс. человек, сейчас в ней около 900 заключённых. Примерно столько же сотрудников.

Даже без жалоб на пытки колония считается самой строгой в России. Например, заключённые спят с включенным светом, а вне камер передвигаются только в позе «дельфинчика» (голова между коленями, руки в наручниках за спиной подняты максимально вверх) и с повязкой на глазах.

Как пишет Меркачева, раньше в колонии не было такой жестокости. Там тоже били, но «только за дело».

«Люди здесь не находятся на кладбище преступников. Здесь осуждённые продолжают жить, заниматься полезными делами для общества, делают прекрасные вещи, которые можно посмотреть в магазине… Мы стали проводить все по современным европейским стандартам: и обеспечение приватности санузлов, и освещаемость камер согласно нормам, соблюдение опять же норм по площади. Все это даёт возможность избежать различных заболеваний, в том числе туберкулёза…

Каждое подобное изменение благоприятно сказывается на психоэмоциональном состоянии осуждённых. Когда они находятся в улучшенных условиях, между ними создается меньше конфликтных ситуаций. Они становятся менее агрессивными», — описывал в 2017 году начальник колонии Сергей Балдин.

Сейчас он в «Черном дельфине» не работает. Колонию возглавляет подполковник внутренней службы Юрий Коробов. А среди сотрудников появились садисты, как жалуются заключённые.

«Особенно отметился один сотрудник. Физически очень крепкий, получал удовольствие от пыток, издевался по поводу и без повода. Забегая вперед, скажу, что по некоторым данным, в конце марта к нему у следствия возникли вопросы, и он на сегодняшний день отстранен от работы. Однако официальных подтверждений этому нет», — указала Меркачева.